Что мы знаем о Вестниках — обзор от Элис Арнесон в преддверии выхода «Архива буресвета»-4

По сложившейся традиции, пока мы готовимся к выходу четвертого тома «Архива буресвета» – «Ритма войны», – бета-ридер Элис Арнесон предлагает нам вспомнить, кто есть кто. Элис – большая фанатка Сандерсона и время от времени генератор теорий, администратор групп в Facebook: The Stormlight Archive и Storm Cellar. На этот раз она пройдется по десяти Вестникам, начиная с их рождения и заканчивая текущим местонахождением.

Итак, вспомним, что мы знаем о Вестниках. Конечно, немного пофантазируем, но в рамках разумного. Мои предположения будут представлены в разделе «Соответствие теории» после описания каждого Вестника.

Вам встретятся спойлеры по всем уже опубликованным томам «Архива буресвета» и иногда отсылки на серии вопросов-ответов Брендона с фанатами. Я постараюсь избегать спойлеров по другим циклам или хотя бы отмечать их, если по-другому никак.

 

Пришествие

Большинство Вестников родились на планете Эшин до переселения людей на Рошар. Возможное исключение – Шалаш, которая могла родиться уже после переселения. В легендах и преданиях Эшин известен как Чертоги Спокойствия, одновременно родина и небеса человечества, откуда его свергли Приносящие пустоту.

 

Клятвенный договор

В первые десятилетия после прибытия на Рошар между людьми и местными певцами возник конфликт. Некоторые певцы обратились к Вражде. Чтобы человечество не изгнали из его нового дома, десять человек пришли за помощью к Чести. Они искали способ помешать Сплавленным уничтожить людей. По имеющимся фактам, Ишар, самый сведущий в теории магии, понял, как можно решить проблему, при условии, что Честь дарует им необходимые силы.

Детали Клятвенного договора до сих пор не ясны. Однако в результате десять человек, наделенные силами, Клинками Чести и мощью обоюдных клятв, сумели привязать Сплавленных певцов к планете Брейз. Пока Вестники держались вместе, Сплавленные не могли добраться до людей. При этом все спрены пустоты Вражды также были привязаны к Брейзу, а Рошаром правили Честь и Культивация.

Подобно Эшину, ставшему Чертогами Спокойствия, Брейз превратился в Преисподнюю, и название, видимо, подходящее. Согласно Клятвенному договору Вестники стали когнитивными тенями, однако у них по-прежнему оставались тела, которые можно истязать, и, конечно, Сплавленные и спрены пустоты это поняли. Сплавленные и Вестники были привязаны к одной планете, и все свелось к жестокой игре в прятки: как только находили Вестника, его начинали пытать. Объединенные Клятвенным договором, Вестники поддерживали друг друга силой и столетиями терпели пытки, пока один из них не сломался и не согласился вернуться. И тогда все они обрели свободу. К счастью для человечества, возвращение заняло некоторое время, и Вестники смогли вернуться первыми и начать подготовку к тому, что позже назвали Опустошением.

На планету обрушилась война. Людей возглавили Вестники, а певцов – Сплавленные. (По большей части люди воевали против певцов, хотя временами принимали сторону Вражды. Мы не знаем, присоединялись ли когда-нибудь певцы к людям против Вражды.) Умирая, и Сплавленные, и Вестники возвращались на Брейз дожидаться окончания войны. Похоже (но, насколько я знаю, доказательств нет), Опустошение завершилось, когда были убиты все Сплавленные, после чего Вестники объявили победу и вернулись на Брейз в заточение. Затем цикл начался снова.

Этот сценарий повторялся приблизительно три тысячи лет, пока Вестники больше не могли выносить страдания. За это время каждому из них, кроме Таленеля, довелось сломаться под пытками. Когда очередное Опустошение пришло почти сразу вслед за предыдущим и в нем погиб один Тальн, остальные Вестники бросили Клинки Чести и нарушили клятвы в надежде, что он продержится достаточно долго и все закончится само собой (или что-то вроде того – вряд ли они могли связно думать о чем-то, кроме как любой ценой не возвращаться на Брейз).

Вестники по-прежнему играли важную роль в жизни человечества на Рошаре, но следующие 4500 лет почти не вмешивались в историю.

Давайте посмотрим на каждого из них: что мы знаем об их жизни, их месте в традициях и что они представляют собой сейчас.

 

Вестники

Рассмотрим их в порядке воринской традиции, используя нумерацию, основанную на их именах. Присмотревшись, вы заметите, что цифры используются еще и в календарной системе, а также как названия газовых планет. С каждым Вестником связано определенное число концепций. Я сосредоточусь в первую очередь на двух: роли и божественных атрибутах. Пожалуйста, обратите внимание, что это не характеристики личностей, а традиционные воринские представления.

Однако перед этим я расскажу одну из моих не самых идиотских теорий относительно Вестников, а потом поясню ее на отдельных примерах.

 

Теория

«…равнодушный, словно тень, темное подобие поборника чести и истины, озаренного горячим и ярким светом».

Это из вступления к «Архиву буресвета». Калак смотрит на Йезриена, излагающего план: бросить Клинки Чести и предоставить Таленелю в одиночку нести бремя Клятвенного договора. На тот момент сцена представляется в высшей степени символичной, но… непонятно, что она символизирует. Впоследствии мне стало казаться, что, возможно, мы видели, как девять Вестников разорвали Клятвенный договор и стали противоположностью того, что представляли собой раньше.

 

Йезриен

Йезриен, воринское имя Йезерезе

Роль: король, также известен как Вестник королей

Божественные атрибуты: оберегающий, возглавляющий

Йезриен ассоциируется с цифрой йез (подумать только), или единицей. В различных рошарских традициях его также называли Яэзиром и Йейси. В Эпоху Вестников он выглядел как мужчина, которому «не дашь больше тридцати», величественный, с аккуратной черной бородкой. Его кожа темнее, чем у большинства алети, но не настолько темная, как у макабаки. Сандерсон говорил, что до Ахаритиама Вестники выглядели так же, как в то время, когда заключили Клятвенный договор, из чего следует, что ему тогда было тридцать. Но также известно, что его дочь – одна из Вестников. Возможно, он стал отцом в 14 лет и позволил своей 15-летней дочери стать Вестницей… но, скорее, он просто выглядел моложе своего возраста. Во всяком случае, надеюсь на это.

По-видимому, Йезриен в самом деле был королем, когда заключал Клятвенный договор, – по крайней мере, так думает о нем Калак во вступлении. Полученные от Чести силы позволяли ему управлять адгезией (контроль над давлением и вакуумом) и гравитацией (воздействие земного притяжения на предмет или между предметами). Этими же способностями спрены наделяли ветробегунов. Замечу, что мы еще не видели примера использования адгезии, напрямую связанного с вакуумом, и мне очень любопытно, что же это такое!

Текущие события. В какой-то неизвестный момент Йезриен обосновался в Холинаре. Впервые мы видим его во флэшбеке Далинара, восемь лет назад, под видом нищего Аху на Крыльце бедняков во дворце Холин. Там и позже в прологе от лица Сзета он предстает пожилым мужчиной с длинной, черной с проседью бородой. Он несет полную бессмыслицу, хотя мы понимаем, что он вспоминает свои первые годы на Рошаре и пытки на Брейзе.

Теперь он мертв, убит Моашем с помощью особого ножа, который… ну, мы не знаем, что это за нож. Он вытянул его Инвеституру? Его душу? Как бы то ни было, нож освободил Йезриена от Клятвенного договора, и, похоже, после этой смерти он не вернется на Брейз. Можем только надеяться, что его душа наконец отлетела в Запределье.

Соответствие теории. Йезриен, король, стал безумным нищим. Оберегающий и возглавляющий закончил свою жизнь жалким и вопрошающим.

 

Нэйл

Нэйл, воринское имя Налан

Роль: судия, также известен как Вестник правосудия

Божественные атрибуты: справедливый, уверенный

Налан ассоциируется с цифрой нан, или двойкой. В других странах также известен как Нин или Накку. Он темнокожий, и обычно его принимают за макабаки. Его отличительная черта – родимое пятно в форме полумесяца на щеке. Мы ничего не знаем о его жизни до Клятвенного договора.

Полученные им силы, которыми позже обладали неболомы, позволяют ему управлять гравитацией (воздействие земного притяжения на предмет и между предметами) и расщеплением (уничтожение и разложение). Мы много знаем о том, как неболомы взаимодействуют с гравитацией, но почти не видели использования расщепления. Единственный пример будет связан со следующим Вестником.

Неизвестно, когда это произошло, но Нэйл единственный Вестник, который формально присоединился к ордену Сияющих рыцарей и сам стал неболомом. Предположительно это случилось после Ахаритиама и наверняка до Отступничества. Спустя некоторое время после Отступничества он во главе неболомов направил все усилия на то, чтобы помешать возрождению других Сияющих. Похоже, у него была сеть информаторов, благодаря которой он узнавал, если в мире кто-нибудь совершал странные поступки, которые могли указывать на зарождающегося Сияющего. Он находил этого человека, изучал его жизнь и выискивал преступления, в которых можно было его обвинить. Как судья, присяжный и палач он убивал таких людей, но всегда в соответствии с местным законом, каким бы невразумительным или устаревшим тот ни был. Кроме того, в какой-то момент он вернул свой Клинок Чести, который бросил после Последнего Опустошения. Это событие произошло относительно недавно, потому что в Шиноваре сохранились о нем записи, но достаточно давно, чтобы Сзет считал, что это было «давным-давно».

Текущие события. В настоящее время мы наблюдаем именно такое поведение: Нэйл почти не обращает внимания на нарушение законов и правосудие в целом, его интересуют только поиск и уничтожение зарождающихся Сияющих рыцарей. Мы видим, как он убивает Има, доброго и бескорыстного башмачника из Ири, за «преступление» 40-летней давности. Иму заплатили за то, чтобы он передал бутылку с вином, и он не знал, что вино отравлено. Получатель вина умер, и Нэйл убивает башмачника за «соучастие в преступлении». В Азире он гоняется за Лифт, добиваясь ее казни за «воровство, проникновение во дворец Верховного и за то, что прервала заседание святого конклава», хотя визири в ужасе от столь несоответствующего проступкам наказания. Позже он посылает своих приспешников казнить женщину, которая руководит приютом в Йеддо, за отмывание денег, предварительно оформив (как всегда) все нужные документы. Когда его приспешники берут не того человека (и не единожды!), он принимается за работу сам.

Наступает очередное Опустошение. Нэйл явно не справился со своей заявленной целью. Когда Лифт ставит его перед этим фактом, для него наступает поворотный момент. Нэйл прекращает убивать Сияющих и отправляется к Ишару обсудить следующий шаг. Во время битвы за Тайлен выясняется, что он и остальные неболомы будут подчиняться законам Сплавленных. В то же время Нэйл собирается вернуться к Сзету и учить его управлять расщеплением.

Соответствие теории. Налан, судия, извращал законы по своему усмотрению и игнорировал любую несправедливость, выходящую за рамки его целей. Человек, представлявший правосудие и уверенность, понял, что был глубоко несправедлив, что понятия не имеет, как быть, и разрыдался.

 

Чанарач

Чанарач, воринское имя Чанаранач

Роль: страж

Божественные атрибуты: храбрая, послушная

Чанарач, также известная как Чана, ассоциируется с цифрой чач, или тройкой. Мы вообще ничего не знаем ни о ее внешности, ни о прошлом. В воринской традиции она изображается молодой женщиной, но непонятно, есть ли для этого основания.

Ее потоки – расщепление (уничтожение и разложение) и абразия (трение), этими же силами управляет орден пыленосцев. Единственный пример применения пыленосцем расщепления: в 107 главе «Давшего клятву» Малата выжигает узоры на деревянной столешнице, демонстрируя высочайший контроль над огнем.

Текущие события: неизвестно

Соответствие теории. В июне 2017 года я предположила, что наемная убийца Лисс (пролог «Слов сияния») и есть Чана. Это не подтверждено, но Питер Альстром сказал, что Чана появлялась в качестве как минимум одного персонажа как минимум один раз в первых двух книгах. Мне кажется, мое предположение зародилось из мысли о том, что страж хорошо владеет любым холодным оружием, но оно вписывается и в теорию противоположностей: страж стала наемным убийцей, и женщина, представляющая храбрость и послушание, теперь скрывает свою личность и продает свое мастерство тому, кто больше заплатит. Если это правда, у нас есть описание внешности: «…выглядела похожей на алети. Или на веденку. Или бавийку. В зависимости о того, с каким акцентом она желала говорить. Распущенные длинные темные волосы и фигура с привлекательными округлостями делали ее заметной во всех смыслах». Что ж, поживем – увидим.

 

Ведель

Ведель, воринское имя Веделедев

Роль: целитель

Божественные атрибуты: любящая, исцеляющая

Ведель ассоциируется с цифрой вев, или четверкой. Это еще одна Вестница, о которой мало что известно. По-видимому, она была очень искусной целительницей, поскольку ее главная задача по возвращении с Брейза всегда заключалась в том, чтобы учить лекарей искусству исцеления. По неизвестной причине частью ее традиционного образа являются «золотые ключи». Единственное, что нам известно о ее внешности, – это что современные рошарцы приняли бы ее за алети. Есть ее портрет (великолепный!), но следует помнить, что это больше образ в воринской традиции, чем портрет реального человека.

Как и ее последователи гранетанцоры, она управляет абразией (трение, как его усиление, так и ослабление) и прогрессией (рост, исцеление, развитие).

Текущие события: неизвестно

Соответствие теории. Таравангиан сделал вывод, что его ревнительница Дова – Вестница, потому что она знает много такого, чего ей знать не следует, и предположил, что она Баттар. Согласно моей теории Ведель более подходящая кандидатура: целитель помогает убивать, и женщина, ассоциирующаяся с любовью и исцелением, забирает жизни ради крупиц информации. Иронично, что люди, которых убивают ради предсмертного бреда, «при смерти, забытые всеми люди из низов» – те самые люди, которым гранетанцоры стремятся помогать в первую очередь.

 

Пайлиах

Пайлиах, воринское имя Пайлиах

Роль: ученый

Божественные атрибуты: знающая, дающая

Пайлиах также известна как Пали. Она ассоциируется с цифрой пала, или пятеркой. Как и в случае с двумя предыдущими Вестницами, о ее внешности и прошлом мало что известно. Скорее всего, она в самом деле ученый, и больше сказать особо нечего. В ее честь названа величайшая библиотека на Рошаре – Паланеум в Харбранте.

Она способна управлять прогрессией (рост, исцеление, развитие) и иллюминацией (свет, звук и различные волновые формы). Этими же способностями обладают правдогляды. Мы знаем, что правдогляды умеют исцелять, как и гранетанцоры, однако пока мало информации о том, одинаково ли работает иллюминация у правдоглядов и светоплетов.

Текущие события: неясно. Однажды Сандерсон сказал, что пожилая ревнительница, которую Шаллан видела на нижних этажах Паланеума, и была Палиах.

«Дама и не взглянула на Шаллан, а повернула в другой ряд книжных шкафов, и теперь свет ее фонаря сочился сквозь щели между книгами. Озаренная этим светом фигура – большая, но едва видимая за полками, – выглядела так, словно кто-то из Вестников собственной персоной прогуливался по библиотеке».

Явно, такое описание неспроста. Однако позже Сандерсон пошел на попятную и сказал только, что в ближайшем окружении Таравангиана есть Вестник, но он не из тех, кто постоянно появляется в повествовании. (Видимо, Адротагия, Мралл и Мабен отпадают.) Также он сказал, что рядом с Таравангианом в прошлом были и другие Вестники, но сейчас на него влияет напрямую только один. Довольно туманно, но, возможно, Пайлиах – и в самом деле ревнительница из библиотеки и просто больше не влияет на Таравангиана и не взаимодействует с ним. «Только одним» остается Дова. Но предположение, конечно, довольно зыбкое.

Соответствие теории. Я не уверена, что моя теория относительно Пали верна. Если она и правда ревнительница, то это согласуется с ее ролью ученого, а не является противоположностью. Так что… не знаю. С другой стороны, может, она антиученый в Паланеуме, портящий книги. Тут все очень сомнительно.

 

Шалаш

Шалаш, воринское имя Шалаш

Роль: художник, также известна как Вестница красоты

Божественные атрибуты: творящая, честная

Шалаш обычно называют Эш. Ассоциируется с цифрой шаш, или шестеркой. Она самая юная среди Вестников и, в отличие от остальных, возможно, родилась после бегства людей на Рошар. Эш высокая и стройная, с темной кожей и длинными черными волосами. Глаза у нее бледно-фиолетовые, почти белые, и круглые, как у шинцев, без обычного для рошарцев эпикантуса. В традиционной воринской иконографии она изображается с символами творчества – кистью и маской (часто не одной).

Она дочь Йезриена, а значит, принцесса по рождению. Поскольку Йезриен выглядит лет на тридцать, хотя, как упоминалось выше, он должен быть старше, я не могу не задаться вопросом: сколько же ей было лет, когда она заключила Клятвенный договор? Двадцать? Еще меньше? В эпизодах с ее участием она всегда выглядит взрослой, а не девочкой, так что в любом случае ей не намного меньше двадцати. Но и не намного больше, разве что Йезриен обзавелся детьми в очень юном возрасте. (Ладно, мне также следует задаться вопросом, какой отец приговорит собственную дочь к такому жестокому циклу, но, возможно, они сами не знали, во что ввязываются.) Судя по всему, между Эш и Тальном были романтические отношения: это следует из ее мыслей, когда она наконец находит его в Тайлене: «Эш посмотрела на его пальцы, толстые и мозолистые. Пусть прошли тысячи лет, пусть она потратила на мечты не одну жизнь, но эти руки… она их не забыла». Зовите меня безнадежным романтиком, но эта сцена буквально кричит об отношениях.

Эш может управлять иллюминацией (свет, звук и различные волновые формы) и трансформацией (духозаклинание). Этими же способностями наделены светоплеты, и мы видели множество примеров использования обеих способностей в прошлых книгах.

Текущие события. Впервые мы увидели Эш в седьмой интерлюдии «Пути королей», где она в сопровождении нервничающего слуги уничтожает произведения искусства в доме богатого эмульского мудреца. В этой интерлюдии не вполне ясно, за какой картиной она охотится, но со временем все встает на места. В интерлюдии в «Давшем клятву» духокровник Мрейз заманивает ее в ловушку знаменитой картиной, на которой изображена она сама. Позже в «Давшем клятву» мы видим ее мысли: она не просто портит картины наугад, а умышленно уничтожает собственные изображения, категорически возражая против того, чтобы ей поклонялись, клялись ее именем и почитали в любой другой форме. Очевидно, она испытывает сильную вину из-за того, что нарушила Клятвенный договор, и не меньшую вину за то, что покинула Тальна терпеть пытки в одиночестве.

В конце «Давшего клятву» Эш пытается вывести Тальна из Тайлена и собирается найти Ишара – вдруг он знает, что делать. Ее планы нарушает убийство отца: Клятвенный договор еще действует, они еще в некоторой степени чувствуют друг друга, и потому она сразу понимает, что эта его смерть отличается от прошлых. От шока она теряет сознание, но прежде успевает увидеть в руках Ясны свой детальный портрет, нарисованный, судя по всему, Хойдом.

Таким образом, очень вероятно, что, когда все улеглось, в Уритиру вместе с алети вернулись и двое Вестников.

Соответствие теории. Как видно, художник превратился в разрушителя живописи (очень конкретной живописи). Женщина, символизировавшая творчество и честность, теперь занимается тем, что ищет и уничтожает любые произведения искусства, изображающие ее как Вестницу, и не гнушается никакой маской, чтобы попасть туда, где, по слухам, находятся эти произведения.

 

Баттар

Баттар, воринское имя Баттах

Роль: советник

Божественные атрибуты: мудрая, осторожная

И об этой Вестнице мы знаем очень мало. Она ассоциируется с цифрой бетаб, или семеркой. О ее прошлом неизвестно ничего, помимо общей истории Вестников. Можно предположить, что она была одним из ближайших советников Йезриена, но это всего лишь догадки.

Ей достались потоки трансформации (духозаклинание) и транспортации (движение и реальматический переход). На примере Ясны видно, как эти потоки использует орден инозвателей, по крайней мере, до определенного предела. В книгах духозаклинание применялось, в основном чтобы создавать еду или защитные каменные строения и стены, однако на войне Ясна продемонстрировала и множество других примеров без помощи фабриалей: превращение людей в различные вещества, создание из воздуха каменных лестниц и даже части прочной городской стены из металла. Возможно, она также демонстрировала «движение» во время битвы в Тайлене, когда расшвыривала солдат, хотя не исключено, что так проявлялась увеличенная сила «живого» осколочного доспеха.

Текущие события. Таравангиан решил, что ревнительница Дова, предупредившая его о надвигающемся Опустошении, на самом деле Вестница Баттар. Возможно, он прав, а возможно, это другая Вестница.

Соответствие теории. Если Баттар и в самом деле притворяется Довой, то верно все то, что было сказано о Ведель, но, на мой взгляд, чуть менее логично. Как советник она по-прежнему дает советы, но на это раз не таким образом, чтобы активно защищать все человечество. Или наоборот (поскольку мы мало знаем о ее действиях), она избегает давать любые советы и скрывается в больнице, собирая предсмертный бред для Таравангиана. У меня мало доводов, но все потому, что мы почти ничего не знаем ни о Баттар, ни о Дове.

 

Калак

Калак, воринское имя Келек

Роль: творец

Божественные атрибуты: непоколебимый, сооружающий

Калак, он же Келек или Келлай, а у некоторых народов и Буреотец (хотя это разные сущности), ассоциируется с цифрой как, или восьмеркой. И снова имя-палиндром – это его настоящее имя. Похоже, из-за этих имен у воринцев и возникла такая любовь к симметрии. Есть серьезные основания утверждать, что вторым спутником Элокара на пиру в прологе был Калак. Когда Ясна их подслушала, они говорили так, будто состоят в одном небольшом сообществе, также их разговор вписывается в версию, что оба Вестники, и мы знаем (из-за родимого пятна в форме полумесяца!), что один из них Нэйл. Если они оба Вестники, то вторым должен быть Калак, поскольку известно, где находятся все остальные Вестники-мужчины.

Если это действительно Калак, то Сзет описывает его «худым мужчиной, по виду алети», а Ясна просто как «пониже ростом, – возможно, – алети». (Как ни странно, мне пришлось напомнить себе, что такое описание, скорее всего, подразумевает черные волосы. Почему-то я всегда представляла его светловолосым, и списать это можно только на иконки в начале глав.) Как и Чана, он изображается довольно молодым, но все же старше Шалаш. Это не значит, что они ближе ей по возрасту, чем остальные: если они родились на Эшине, вовсе необязательно, что они переселились на Рошар взрослыми. Тем не менее ни Сзет, ни Ясна не отметили юный вид Калака, поэтому ему было скорее около тридцати, чем около двадцати, когда он заключил Клятвенный договор.

Похоже, Калак довольно нервный, по крайней мере, судя по подслушанному Ясной разговору. Его беспокоит, что Эш стало хуже и что ему тоже стало хуже. Более того, он волнуется, что «у этой твари клинок моего господина». Могу только предположить, что это он о Сзете и Клинке Чести Йезриена и что он ощущает присутствие клинка благодаря Клятвенному договору. (Что поднимает еще один вопрос: знали ли они, что Йезриен рядом, на Пиру нищих? Об их передвижениях той ночью почти ничего неизвестно, мы видели их только за столом с Элокаром и в коридоре. Осталось еще два пролога, может, узнаем больше.)

Если мое предположение верно, то очень интересно, почему он называет Йезриена «моим господином». Отсылка к тому, что изначально Йезриен был королем и продолжает возглавлять Вестников? Или что-то более личное? Роль Калака – творец, но неизвестно, что это значит. Единственная подсказка в словах, которые твердит Таленель: «Калак научит вас выплавлять бронзу, если вы забыли», и дальше: «плавить быстрее, чем ковать». Похоже, это намек на то, что Калак искусен в работе с металлами, хотя кузнец не слишком вписывается в ту группу людей, которые, по словам Буреотца, заключили Клятвенный договор.

О его способностях мы почти ничего не знаем. Как и его последователи волеформаторы, он владеет потоками транспортации (движение и реальматический переход) и когезии (сильное осевое взаимодействие). Вероятно, он умеет с относительной легкостью перемещаться между сферами, хотя мы этого еще не видели. Когезия продемонстрирована в одном из видений Далинара («Давший клятву», глава 38), когда камнестраж создает в крутом каменном утесе ступени и опоры, чтобы его люди могли убежать. (Кстати, здесь ошибка: Буреотец говорит Далинару, что трансформирующий камень поток – еще один, которому он может научиться, но узокователи не владеют когезией.)

Текущие события. Во время пира в честь договора с паршенди Калак держится рядом с Нэйлом. Мы не знаем, как долго они были вместе, но при следующем появлении Нэйла (в интерлюдии Има) Калак уже не с ним. Нет ни одной подсказки насчет того, где он находится в настоящий момент.

Соответствие теории. Чтобы вписаться в теорию, творец должен разрушать все вокруг, но доказательств мы не видим. Тем не менее он явно больше не «непоколебимый», а беспокойный, неуверенный и… в общем, колеблющийся.

 

Таленель

Таленель, воринское имя Таленелат

Роль: солдат, также известен как Вестник войны

Божественные атрибуты: надежный, изобретательный

Ассоциируется с цифрой танат, или девяткой. Обычно Таленеля называют Тальном. Также он известен как Каменная Жила, что может указывать на связь с камнестражами, но, скорее всего, это просто дань его невиданной силе в бою. В воринской традиции его также называют Испытавший муки, хотя воринцам вряд ли известно, как он заработал такой титул. Тальн описывается как крупный мужчина с темной кожей, темными волосами и темными глазами. Шаллан решила, что его «ручищи» принадлежат рабочему или солдату.

Точно не известно, каким образом Тальн присоединился к Клятвенному договору: и Буреотец, и Шалаш утверждают, что этого не должно было произойти. Буреотец говорит так: «Им оказался тот, кто с самого начала не должен был к нам присоединяться. Тот, кто не был королем, ученым или военачальником». Шалаш называет его: «Король, пусть даже никогда не носил корону. Он был тем из десяти, кто никогда не должен был нести их бремя». Затем оба указывают, что именно он в одиночку нес бремя 4500 лет. Заменил ли Тальн в последний момент какого-нибудь струсившего генерала? Скорее всего, мы этого не узнаем до восьмой или девятой книги, но мне очень любопытно.

Первые три тысячи лет после заключения Клятвенного договора Тальн единственный из Вестников ни разу не сдался под пытками и не позволил Сплавленным покинуть Брейз. Еще он отлично сражался во время Опустошений. Калак считает, что у Тальна была склонность выбирать безнадежные битвы и выигрывать их. Также он часто погибал в бою: возможно, поэтому другие Вестники, нарушив Клятвенный договор, чувствовали себя в безопасности, зная, что он единственный вернется на Брейз. С определенной точки зрения, это была неплохая стратегия, пусть жестокая и трусливая, но гораздо лучшая для человечества в целом: иначе остальные вернулись бы на Брейз, и через пару месяцев в мир опять хлынули бы Сплавленные. (Судя по состоянию их духа, можно с уверенностью утверждать, что если бы кто-то еще из Вестников или все они вернулись на Брейз, то сразу бы сломались под пытками, а рошарцы не смогли бы выдержать новое Опустошение.)

Таленель и его последователи камнестражи управляли потоками когезии (сильное осевое взаимодействие) и напряжения (слабое осевое взаимодействие). Как мы видели выше, с помощью когезии можно манипулировать камнем как воском, заставляя его принимать любую желаемую форму. (Я сильно подозреваю, что Уритиру возвели с применением когезии, хотя по-прежнему неизвестно, кто это сделал.) Мы точно не знаем, как камнестражи используют напряжение, но Сандерсон упомянул, что это напоминает процесс, когда ткань становится жесткой, как сталь.

Текущие события. После 4500 лет пыток Таленель все-таки сдался и открыл дорогу Сплавленным. Он появился на Рошаре прямо у ворот Холинара и заговорил на превосходном алетийском, предупреждая о грядущем Опустошении. Потом упал и с тех пор в основном повторял одно и то же насчет того, «что делать, когда начнется Опустошение». Насколько мы знаем, у него было лишь несколько моментов просветления. Когда Шаллан в его присутствии занялась светоплетением, он на минуту пришел в себя и назвал ее «одной из рыцарей Ишара», но потом опять вернулся к бормотанию.

Когда Шалаш нашла его в Тайлене, он ее совершенно не узнавал, пока Далинар не призвал Перпендикулярность Чести. Тогда Тальн на короткое время пришел в себя и начал задавать вопросы. Эш винит себя за то, что его бросила, и хочет, чтобы он ее возненавидел, как она того заслуживает, но с недоумением слышит, как он ее благодарит. Он расценивает поступок остальных Вестников как самый настоящий подарок: ему позволили в одиночку выполнять Клятвенный договор, у человечества появилось время как следует восстановиться после Опустошений, и теперь есть шанс выстоять против сил Вражды. Не высокомерно ли с его стороны считать себя единственным, кто может выдержать пытки? Однако, похоже, он вообще не думает о себе и просто невероятно горд тем, что остальные Вестники решили дать людям шанс. Но даже если это высокомерно, все равно абсолютно точно. Тальн просто удивительный, слишком хороший для этого мира.

Соответствие теории. Тальн не вписывается в мою теорию, потому что он не сошел с ума так, как остальные Вестники. Даже теперь, когда его разум почти совсем помутился и он большую часть времени бормочет одно и то же, он не обезумел так, как остальные. Они жили 4500 лет с чувством вины после 3000 лет пыток, и это не тоже самое, что 7500 лет пыток.

 

Ишар

Ишар, воринское имя Иши

Роль: жрец, также известен как Вестник удачи

Божественные атрибуты: праведный, направляющий

Воринское имя Ишара и его цифра звучат одинаково: иши, или десять. (Похоже, нуля у них нет. Хм-м. Судя по их уровню развития, мне казалось, у них должен быть ноль. Может, и нет, все же это довольно продвинутая математическая концепция. А может, они просто не используют для нуля традиционное исчисление.) В некоторых странах Ишар также известен как Ишу и Таши. Он старше большинства/всех остальных участников Клятвенного договора и обычно изображается пожилым мужчиной с длинной бородой. Сандерсон сказал, что современным рошарцам он показался бы шинцем, что, скорее всего, означает, что глаза у него круглее, чем у остальных. (Я начинаю думать, что эпикантус появился у рошарцев не из-за климата, хотя это логически объясняет его преобладающее распространение. Почему у Ишара и Шалаш заметно более круглые глаза, чем у остальных?)

Так или иначе, именно Ишару пришла в голову идея Клятвенного договора, и он же придумал, как все должно работать. Жрец или нет, он лучше других понимал, как функционирует Инвеститура. Есть намеки, но неизвестно, насколько правдивые, на то, что он помог Чести и Культивация привязать Вражду к планете Брейз и ограничить его влияние на систему Рошара. Буреотец говорит Далинару: «До того, как он стал Вестником удачи, его называли Сковывающим Богов».

Как и узокователи, он управляет потоками напряжения (слабое осевое взаимодействие) и адгезии (давление и вакуум). Однако узокователи используют эти потоки не так, как камнестражи и ветробегуны. Буреотец называет адгезию другим термином, который известен нам как духовный элемент в Космере, – Связью. Предоставлю вам самим поразмыслить над этим.

Текущие события. В настоящий момент Ишар безумен. Он стал правителем Тукара, провозгласил себя богом-жрецом и называет себя «Тезим Великий, последний и первый из людей, Вестник из Вестников и носитель Клятвенного договора». Зачем мелочиться, если уж у вас душевное расстройство? Похоже, он убедил тукарцев, что он бог и, судя по его истории, нашел способ овладеть какими-то силами, даже несмотря на то, что бросил свой Клинок Чести.

Соответствие теории. Жрец, обычно служитель или представитель бога, провозгласил богом самого себя. Человек, представлявший благочестие и духовное руководство, теперь отвергает настоящих богов и присваивает себе их власть.

Ого, немало получилось, как обычно. Спасибо за терпение!

Элис 

 

Перевод: zhuzh, Anahitta
Для Booktran и группы ВК Брендон Сандерсон / Brandon Sanderson