Брендон Сандерсон об итогах премии «Teens’ Top Ten» и подростковой литературе, 2014 г.

Обнародован список американской библиотечной ассоциации «YALSA» и премии «Teens’ Top Ten».

Десятка победителей — это список любимых книг подростков из США за предыдущий год. На первом этапе определяется предварительный список номинантов — произведения выбирают члены подростковых книжных сообществ из шестнадцати школ и публичных библиотек со всей страны. Затем каждый школьник может проголосовать за свои любимые книги из списка номинантов. Произведения с наибольшим количеством голосов входят в итоговую десятку победителей.

В 2014 году топ-лист лучших произведений по версии премии «YALSA» и подростков США выглядит следующим образом:

  • Splintered от А. Г. Говард
  • The Rithmatist от Брендона Сандерсона
  • «Пятая волна» Рика Янси
  • Monument 14: Sky on Fire от Эмми Лейбурн
  • «Девушка с планеты Земля» Джанет Эдвардс
  • The Testing от Джоэль Шарбонно
  • «Стальное Сердце» Брендона Сандерсона
  • Siege and Storm от Ли Бардуго
  • «Смертоносная игра» Джеймса Дэшнера

Представляем вам интервью с Брендоном Сандерсоном, который дважды появляется в списке американской премии «YALSA’s Teens’ Top Ten» этого года со своими книгами «Рифматист» и «Стальное Сердце». Интервью подготовлено Дженнифер Раммел для сайта The Hub.

Брендон, вы пишете уже многие годы, почему решили обратиться к жанру подростковой и молодежной литературы?

Я засветился в этом жанре со своей серией «Алькатрас» вскоре после того, как стал публиковаться. Раньше я не писал книги для подростков, но всегда думал об этом. Причина, по которой я пишу эпическое фэнтези, заключается в том, что есть кое-какие классные штучки, которые я могу проделывать только в этом жанре и ни в каком другом. То же самое, на мой взгляд, касается и подростковой фантастики: есть вещи, которые нельзя воплотить в той же мере в фантастике для взрослых.

Научная фантастика и фэнтези удивительным образом связаны с подростковой фантастикой. Если вы посмотрите на некоторые серии, которые я любил в молодые годы, например, «Колесо времени», «Шаннара», книги Эддингса, то обнаружите, что в них много подросткового. Фактически, читая что-то наподобие книг Эддингса, вам стоит задаться вопросом, не окажутся ли они в скором будущем на полке в разделе для подростков.

Обращаясь к подростковой литературе, написанной Хайнлайном и другими, мы видим, что такая фантастика была неотъемлемой частью научной фантастики и фэнтези. Некоторые из ранних фэнтезийных произведений — «Алиса в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла и работы К. С. Льюиса — послужили основой для жанра фэнтези в целом.

Так что писать в жанре молодежной литературы для меня очень естественно, потому что мне это нравится и я уважаю вклад подобной литературы в жанр.

Каково это, когда в список топ-десять попадают сразу две ваших работы?

Для меня большая честь и удовольствие, что подросткам нравятся мои книги.

Какой наилучший писательский совет вы можете дать школьникам, желающим стать писателями?

В двух словах мой лучший совет: просто не останавливайтесь. Основное, что я понял за два года участия в программе «Месяц национальной литературы» перед тем, как заключить свой договор с издательством, — это важность систематичности. Просто сядьте, поставьте перед собой цель и пишите слово за словом изо дня в день.

Что вы сейчас читаете?

Последнее время я слушаю много аудиокниг, потому что считаю, что они хорошо вписываются в мой плотный график писательства, туров и проведения времени с семьей. Недавно я слушал последнюю книгу Робин Хобб — «Убийца Шута». Она не только один из моих любимых авторов фэнтези, но и одна из лучших писателей жанра на сегодня.

Какую суперсилу вы бы выбрали?

Мой выбор суперсилы зависит от того, насколько в этот день рационален мой мозг. Имело бы больше всего смысла обзавестись регенеративными способностями Росомахи. С другой стороны, я вроде как не прыгаю со скал и не ввязываюсь в драки. Так что, вероятно, мне бы не слишком пригодилась эта сила.

Вы скорее стали бы Эпиком или обычным подростком?

Я бы сказал, обычным подростком. Я написал Дэвида так, чтобы ему можно было симпатизировать как обычному человеку, который борется с силами, кажущимися неуправляемыми. Если бы я приобрел способности Эпиков, боюсь, что использовал бы их неразумно, что и является частью идеи, которая вдохновила меня написать «Стальное Сердце».

Хотели бы вы быть рифматистом?

Я логичный человек, так что если бы я жил в мире «Рифматиста», меня бы потянуло на подобную магию. Но в том мире никто не может выбирать, рифматист он или нет, так что, возможно, лучше жить в нашем мире, где я могу выбрать профессию писателя и не должен полагаться на прихоти магической системы.

При возможности создать любое существо с помощью рисунка — что бы это было?

Я думаю, что каждый на моем месте скажет, что дракона. Многие из нас познакомились с фэнтези благодаря книгам о драконах, так что в сердце писателя фэнтези есть особое место для клёвых драконов. Например, отчасти из-за книг Энн Маккефри я увлекся фэнтези, так что я не буду оригинальным и скажу, что дракона.

Цикл «Алькатрас»

Цикл из четырех романов для детей и подростков об удивительных приключениях Алькатраса Смедри — тринадцатилетнего приемыша, необычного мальчишки, которому предстоит спасти человечество.

2

Цикл «Реконеры»

Прошли годы с тех пор, как небесная вспышка наделила обычных людей сверхъестественными силами. Люди живут как умеют. Никто не сопротивляется Эпикам. Никто, кроме Реконеров – тайной группы людей, посвятивших свою жизнь изучению способностей Эпиков, поиску их слабостей и средств, дающих возможность их убивать.

Мое имя Дэвид Чарльстон. Я не из Реконеров, но я намерен к ним присоединиться. У меня есть кое-что, что им нужно. Не какой-то предмет, а бесценный опыт. Я знаю секрет непобедимого Эпика.

3

Цикл «Рифматист»

Добро пожаловать в удивительный мир стимпанка, в котором много лет назад король Британии в изгнании открыл нестандартную двухмерную магию на Соединенных Островах Америки. Ее основу составляют фигуры и линии строгой формы. Мастерство мага оценивается по многим комплексным параметрам, основным из которых является умение волшебника с точностью до миллиметра чертить защитные круги и призывать к атаке нарисованные мелом фигурки. Но не в каждой руке мел творит чудеса. Только настоящий рифматист может вдохнуть жизнь в двухмерные картинки. Лишь немногие избранные обладают подобными способностями.

4

Перевод интервью подготовлен командой Booktran для сообщества vk.com/b.sanderson.

Перевод: Paloozer, вычитка: Rediens, zhuzh.