Вопрос-ответ Брендона Сандерсона (часть 1), 2015 г.

Внимание! В статье содержатся спойлеры по циклу «Архив штормсвета»!!!

Во время встреч с фанатами Брендон часто устраивает сессии в формате вопрос-ответ. Ниже приведена подборка наиболее интересных вопросов-ответов, касающихся «Слов сияния» и общей вселенной Сандерсона – Космера.

У Брендона есть красная карточка с надписью R.A.F.O. = Read And Find Out («прочитаешь и узнаешь»), он ее часто показывает, когда не отвечает на вопрос, так как иначе будет спойлер. Иногда интересен сам вопрос, и реакция RAFO на него сама по себе является ответом.

Рошар

В: Откуда у вас появилась идея мира, в котором свирепствуют шторма?

О: Первоначальную идею заронил шторм на Юпитере, этот грандиозный непрекращающийся шторм. Конечно, Юпитер – газовый гигант, физические характеристики совсем другие. Однако я помню день, когда смотрел на изображение Юпитера и думал о невероятно мощном шторме, который огибает планету. Этот образ засел у меня в голове. Спустя какое-то время – месяцы и годы – сама идея несколько изменилась, я смешал ее со своими другими задумками, и в результате возник Рошар.

01-03-%d1%80%d0%be%d1%88%d0%b0%d1%80

В: Что меня всегда привлекало в Рошаре, так это разнообразие культур, существующих в мире. Можете озвучить, что вдохновило вас на их создание, например, алети?

О: Разрабатывая Рошар, я проследил за тем, чтобы уделить этому процессу чуть больше внимания, чем обычно. Ни в коем случае не утверждаю, что, например, для «Рожденного туманом» я делал эту работу спустя рукава, но все же сосредотачивал свое внимание больше на других вещах. Мне хотелось сделать «Рожденного туманом» понятным, привычным, поэтому получился аналог Земли.

Я считаю, что Рошар – моя «визитная карточка» в конструировании миров, и, соответственно, я хотел, чтобы в нем отразилось все лучшее, на что способны жанры фэнтези и НФ: необычная природная среда, новые культуры, культуры, которые кажутся настоящими, но при этом не имеют земных аналогов. Поэтому я проделал огромную работу по приданию разным культурам Рошара неповторимости и отличительных особенностей.

Поэтому творческий процесс – это на самом деле переосмысление, переработка увиденного и пережитого. Мы люди и по своей природе не можем вообразить то, чего никогда не видели. Зато мы можем объединять знакомые образы и идеи в новых комбинациях, в необычном ракурсе. В этом и заключается смысл творческого процесса. Например, единорог: мы знаем, что существуют животные с рогами и лошади. Мы объединили их и создали нечто новое – единорога.

Поэтому я не уверен, возможно ли придумать в фэнтези-романе культуру, которая не была бы основана в каком-то смысле на культурах из нашего мира. Я пытаюсь делать это не так явно, как в «Колесе времени», потому что одна из фишек «Колеса» как раз и состояла в кручении-верчении земных культур и превращении их в культуры мира Ранда.

Это было такое большое вступление. Что же вдохновило меня, какие культуры, на создание алети? В первую очередь, Корея. Также некоторые семитские культуры. Таблица системы магии и двойной глаз основаны на концепциях Книги и Древа Жизни еврейской каббалы. Вот откуда взялись первоначальные задумки. Традиция прятать безопасную руку пришла мне в голову после знакомства с корейской культурой: у них показывать ступни ног считается оскорблением, так поступать нельзя. Наряды алети сочетают в себе несколько разных стилей в одежде. На многие идеи культурных особенностей меня вдохновляют разные взаимосвязанные вещи: окружающая обстановка, история мира, концепция сверхштормов, метафоричность Опустошений. Я черпаю мысли из разных источников.

В: Как в мире, истерзанном штормами, удается обеспечивать население пищей?

О: Не забывайте, это не бесплодная планета. На ней множество растений. Рошар можно сравнить с коралловым рифом, который постоянно подвергается воздействию приливов и отливов. Жизнь на планете, конечно, вынуждена приспосабливаться, но это не значит, что ее нет, напротив, растительность на планете пышная. Если вы обратите внимание на Разрушенные равнины, то увидите, что там повсюду трава и другие растения. Непосредственно перед штормом местность становится пустынной, но затем снова возвращается к буйной жизни. […] Один из моментов в книге, с которым мне пришлось иметь дело – это то, что, несмотря на скалистость и каменистость, поверхность покрыта растительностью. Некоторым трудно вообразить нечто подобное. Но даже если мир не так уж плодороден, возьмите штат Юта – скудные урожаи, но их хватает, чтобы прокормить людей. […]

В: Встретимся ли мы еще с веткой?

О: [Смеется] Ветка всем пришлась по душе. Но нет, я не планирую возвращаться к ней.

06-%d0%ba%d0%b5%d1%82%d0%b5%d0%ba
Написанный глифами кетек

В: Можете рассказать о технических особенностях письменной системы глифов в «Архиве штормсвета»?

О: Глифы разработал Айзек Стюарт. Он помогает мне как создатель письменных систем, художник и картограф. Также он – арт-директор моей компании. Как-то мы сели, чтобы все обсудить, мне хотелось чего-то симметричного. Если вдуматься, глифы симметричны и их можно прочитать по точкам, где имеется наклон. Но лучше выяснить подробности у самого Айзека, потому что я говорю: «Мне нужен глиф для того-то» и он его придумывает. В целом они читаются и основываются на арабском письме.

В: Можете рассказать, какая из лун Рошара самая крупная? Не по фактическому размеру, а по тому, как выглядит на небе.

О: Думаю, самая большая по размеру и есть самая крупная. Все три луны гораздо ближе к Рошару, чем наша Луна к Земле.

В: Значит, это Номон?

О: Да.

В: Каков ее размер на ночном небе по сравнению с нашей Луной?

О: Номон больше нашей Луны, но не так, что занимает полнеба. […] Да, несомненно, Номон больше, но нужно, чтобы Питер провел вычисления, а то еще скажет, что это невозможно. Но, на мой взгляд, Номон в небе больше, чем наша Луна. Ее света хватает, чтобы достаточно хорошо видеть все вокруг.

В: А что насчет традиции с безопасной рукой?

О: Рано или поздно вы все узнаете. К возникновению этой традиции кое-что привело. Меня вдохновил тот факт, что в Корее считается оскорблением показать ступни ног.

В: Почему ездят верхом на лошадях, а не на каких-нибудь быстро передвигающихся насекомых?

О: Это великолепный вопрос, на который я не буду отвечать.

В: Были ли ришадиумы созданы/выведены искусственно?

О: О, RAFO! Хороший вопрос!

В: Мундиры, которые носят офицеры алети, – это что-то в духе прусской военной формы?

О: Думаю, у меня в голове крутится скорее что-то французское начала XIX века. Сразу после Наполеона. Раздвоенные фалды.

В: Здравствуйте, Брендон. Мы с моим другом увлекаемся боями на мечах и попытались найти в реальном мире стойки, схожие с теми, что используют Носители Осколков. Пока что мы соотнесли  стойку ветра с техникой владения мечом Хайдонг Гумдо, а стойку дыма – с фехтованием, бытовавшим в позднее Средневековье/ранний Ренессанс. Не поделитесь ли информацией, хотя бы приблизительно, как обстоит дело с остальными стойками?

О: Я разрабатывал их совместно с Беном МакСвини, и в конечном итоге мы планируем включить в книги наброски всех стоек. Однако некоторые из них НЕ имеют эквивалентов в реальном мире из-за размеров Клинков Осколков. Можете изучить, как фехтовали различными огромными мечами, например, цвайхендерами или занбато.

Брендон (слева) с фанатом, изготовившем Клинок Осколков

Герои

В: Есть ли шанс, что мы подробнее познакомимся с членами Четвертого моста? Что-то вроде антологии с короткими историями из жизни Камня, Лоупена и других. Было бы здорово!

О: На самом деле я собираюсь уделить кое-кому из них больше внимания. Например, что касается Камня, я запланировал несколько эпизодов с его точки зрения.

[Ответ из другого сходного вопроса]

Лоупен – очень колоритный персонаж. Не знаю, осуществятся ли мои планы, но у меня есть идея написать короткую историю «Лоупен Первый, король Алеткара» между выходом основных книг серии. Надеюсь, все получится, и вы ее прочитаете. Ведь в «Словах сияния» он заявляет, что был какое-то время королем. Вот и узнаете, почему.

В: И паршенди, и рогоеды способны видеть спренов в отличие от обычных людей. Есть ли связь между их способностями или причины абсолютно разные?

О: Рогоеды – это гибрид людей и паршенди. На Рошаре есть несколько народов, в которых течет кровь паршенди.

В: Имена рогоедов очень схожи с именами жителей Полинезии…

О: Оттуда я и черпал вдохновение. Мне нравится, как звучит полинезийский язык, и я годами ждал, чтобы использовать его в книге.

В: Пожалуйста, только не говорите, что собираетесь сделать любовный треугольник между Адолином, Каладином и Шаллан.

О: [Ответ сформулирован с большой осторожностью] Я не поклонник традиционных любовных треугольников. Между тем, мне нравятся конфликтные ситуации в отношениях.

Спрены

В: Идея спренов – блестящая. Что вдохновило вас на создание подобных существ?

О: Отчасти они появились на свет из базовой космологии, законов цикла, велений магической системы моей общей вселенной. Я искал, как все эти вещи могут проявить себя на Рошаре. Также я искал что-то особенное, присущее только Рошару и отличающееся от всего, что я делал прежде. Мне хотелось, чтобы все в этой книге и в этом цикле казалось не таким, как в фэнтези-мирах, созданных в прошлом. Фантастичным, но уникальным. Я хотел, чтобы читатель постоянно говорил себе: «О, я в абсолютно ином месте. Ого! Эмоции людей проявляются визуально, если достаточно сильны. Какое странное место!» Вот это и вдохновляло сильнее всего. Если мы говорим о нашем мире, стоит отметить восточную концепцию синтоизма, согласно которой все в мире обладает душой: в каждом камне, реке, дереве имеется что-то живое внутри и является олицетворением этого предмета. Как раз идею платоновских реальностей я развил с помощью спренов.

«Архив штормсвета»

В: Со всем этим релизом «Слов сияния» я заметил одну вещь: вы упоминали, что «Архив штормсвета» на самом деле разделен на две подсерии по пять книг в каждой. Вы это сказали, чтобы не отпугнуть потенциальных читателей, или просто так развивается история с тех пор, как вы начали писать серию?

О: Честно говоря, и то, и другое. Хочется как можно осторожнее подойти к этому вопросу, чтобы не слишком сильно напугать читателей, которые встряли во все это. Те, кто читал «Колесо времени», могут сказать, что обещали шесть книг, а кончилось дело четырнадцатью. Если вы снова обещаете шесть, сколько их будет в итоге?

Но также я хочу начать готовить читателей к перерыву после первых пяти книг. Я собираюсь взять паузу в написании серии на пару лет, а затем сосредоточиться на оставшихся пяти книгах. В них речь пойдет о других персонажах, не тех, что в первых пяти книгах.

Так что у меня много хороших причин, чтобы подготовить читателей к тому, что их ждет. Наши ожидания – важная часть испытываемого впоследствии удовлетворения от самых разнообразных средств развлечения.

2-1

В: Кто главные персонажи первой половины «Архива штормсвета»?

О: Каладин, Шаллан, Сет, Эшонай, Далинар. Порядок именно такой.

В: Мне любопытно, не кажется ли вам временами, что подтверждать, сколько всего книг будет в серии (10), немного пугающе?

О: Хороший вопрос. Я бы сказал, что нет. Как я уже не раз говорил, причина в том, что «Архив штормсвета» – та самая серия, которую я планировал в течение многих-многих-многих-многих лет. Более двадцати лет я хотел ее написать. Все эти удивительные вещи засели у меня в голове. И теперь просятся на бумагу. И до тех пор, пока я их не напишу, книги будут щекотать мой разум. Эта серия щекочет меня дольше других. Не думаю, что это пугающе, я же не в той ситуации, когда не знаю, что буду делать в этих десяти книгах. Как раз я знаю это очень хорошо. На протяжении десятилетий эти книги кричали, чтобы я написал их. Возможность наконец выплеснуть их на бумагу – скорее облегчение, ведь теперь я обладаю достаточным мастерством, чтобы сделать все так, как нужно. Так что да, это настоящее облегчение в конце концов написать эту серию из 10 книг, которая так долго ждала своего часа. К слову, сегодня за ужином я беседовал со своими помощниками, и они спросили, мол, Брендон, получается, что мы закончим эту серию, когда нам будет уже за пятьдесят. А я ответил, что да, так и будет.

В: Будут ли главные персонажи первых пяти книг присутствовать в последних пяти книгах в том же объеме, что и второстепенные персонажи сейчас?

О: Да, главные персонажи будут присутствовать в последних пяти книгах в том же объеме, что и второстепенные персонажи в первых пяти книгах, возможно, даже в большей степени.

В: Десять книг будут разделены на две подсерии по пять книг, будут ли они идти в хронологическом порядке?

О: Да, они будут идти в хронологическом порядке.

В: Интересно, станут ли персонажи из интерлюдий главными персонажами в последующих книгах?

О: Да, станут. В частности Лифт будет посвящена одна из последних пяти книг серии. Думаю, пока что только у нее была своя глава. Хотя, нет… Были и другие. В общем, да, персонажам из интерлюдий будут посвящены следующие книги. Пока что они второстепенные герои.

В: Сколько, по вашему мнению, займет у вас написание следующих книг «Архива штормсвета», учитывая, что «Обреченное королевство» было готово за 6 месяцев, а «Слова сияния» – за 18 месяцев?

О: По моим подсчетам написание одной книги серии «Архив штормсвета» занимает примерно 12 месяцев. Первая книга оказалась готова за 6 месяцев, потому уже имелся первоначальный вариант текста, написанный мною ранее. Однако представилась возможность начать все сначала, что я и сделал. Поэтому получилось, что я начал работу сразу со второго черновика, хотя на самом деле переписал чуть ли не каждое слово. Со «Словами сияния» вышло так долго, потому что я никак не мог переключиться с «Колеса времени». Черновика второй книги, в отличие от первой, у меня не было, к тому же я настолько ушел с головой в две книги «Колеса», что потребовалось много времени, чтобы вернуться к «Архиву». Я начал писать «Слова сияния», но постоянно отвлекался на какие-то другие проекты, например, на одну из повестей, на редактирование «Стального сердца». В конце концов я полностью погрузился в написание книги, но прошло 6 лишних месяцев, пока я тратил время на другие вещи. Так что, я бы сказал, что ориентируюсь на 12 месяцев. Может быть, смогу писать их быстрее, за 9 месяцев. Не знаю. Ведь это большие сложные книги, и нельзя выдавать их с той же скоростью, что другие проекты. Нельзя сравнивать. Возьмем, например, повесть в 20 тысяч слов, которую я вполне могу написать за неделю. Но это не значит, что, работая над «Словами сияния», я тоже могу написать 20 тысяч слов за неделю, там все гораздо сложнее связать. Чем дальше углубляешься в серию, тем дольше пишешь каждое слово.

Несколько интересных фактов: Брендон полагает, что в конце концов выйдет совместное иллюстрированное издание со всеми рисунками по «Архиву штормсвета». Маленький нюанс: на иллюстрации с Адолином дважды подчеркнутое «ах» было личным дополнением автора. Также, хотя, возможно, этот факт уже известен, каждая из десяти книг будет названа в честь одной из книг внутри мира. И поэтому название цикла «Архив штормсвета» представляет собой игру слов (буквально архив – собрание старинных книг).

В: Вы по-прежнему планируете 10 книг? Как далеко продвинулась разработка общего сюжета?

О: Да, по-прежнему планирую 10 книг, 2 подсерии по пять. Сюжет первых пяти книг выстроен очень подробно и отлеживается у меня в голове. Что касается последних пяти, я знаю, чем кончится каждая из книг, но пока не на 100% уверен насчет всех деталей. Как только закончу первые пять книг, засяду за подробный, детальный сюжетный план для оставшихся. Так как я задумал две подсерии по пять книг с большим перерывом между ними, сейчас я уделяю все свое внимание первым пяти.

В: Концовка трилогии «Рожденный туманом» была спрятана среди эпиграфов первых глав. Сделали ли вы что-то подобное и со «Словами сияния»?

О: Так и есть, но в случае «Слов сияния» кусочки спрятаны в разных местах. Концовка «Архива штормсвета» где-то внутри первых двух книг.

Космер

В: В «Обреченном королевстве» мы встречаем на Рошаре нескольких путешественников между мирами. А есть ли такие путешественники, прибывшие с Рошара, в других ваших книгах?

О: Да, некоторые из них вам знакомы.

В: Я заметил имя «Наж» на некоторых иллюстрациях. Появится ли этот персонаж в следующих книгах?

О: Он уже появлялся в книгах. Очень-очень второстепенный персонаж, и нужно как следует постараться, чтобы заметить его.

В: «В книгах»? Множественное число?

О: Его не было в «Обреченном королевстве». По крайней мере, по тексту, так я думаю.

В: Кем написаны Ars Arcanum в конце «Сплава закона»? [Приложение в конце многих книг автора]

О: Тем же человеком, который написал их все.

В: Написал ли Ars Arcanum какой-то персонаж космера?

О: Да, именно так.

В: Просто кажется, что они написаны кем-то вроде Хойда.

О: Это не он. Не знаю, говорил ли я о том, кто он на самом деле. Но, вероятно, это не тот, на кого вы думаете. Но он из космера.

Перевод: zhuzh специально для Booktran и vk.com/b.sanderson