Интервью с Брендоном Сандерсоном и Айзеком Стюартом 14 мая 2019 года в Lettrétage (Берлин, Германия)

Вопросы для Брендона Сандерсона

Начиная писать «Архив буресвета», вы планировали его таким длинным? Или история выбрала собственный путь?

БС: Планировал. Я всегда хотел написать большой цикл. Я вырос на книгах Роберта Джордана и других авторов, которые писали большие эпики. Мои первые книги были одиночными или трилогиями, потому что я считал, что так читателям будет легче познакомиться с моим творчеством. Трилогия или одиночный роман — лучший способ познакомиться с автором. Так я даю им понять, что могу закончить книгу. Но в глубине души я всегда хотел написать большой цикл и много лет планировал «Архив буресвета».

Хорошо, значит, одиночный роман «Город богов» и цикл «Рожденный туманом» предназначены для затравки…

БС: Да, или «Убийца Войн», который тоже является одиночным романом. Я специально начал с книг попроще. А с «Архивом буресвета» вам придется мне довериться. Потому что это большой цикл и, кроме того, в него намного сложнее вчитаться. Там много персонажей, очень непростой мир.

Думаю, это хорошая идея. Потому что, когда потенциальный читатель приходит в книжный магазин и видит первый том «Архива буресвета» («Путь королей»), а потом гуглит его и оказывается, что больше шести книг еще не написаны…

БС: Я люблю большие циклы, но я вырос, читая их, и знаю, как раздражает ждать-ждать-ждать… И я подумал, что лучше начать с циклов наподобие «Рожденного туманом», который уже закончен. Таким образом, знакомясь с моим творчеством впервые, вы можете прочесть завершенную историю, а не браться за неоконченный цикл.

«Архив буресвета» — очень сложная и незаконченная история. Как вы все отслеживаете? Существует нечто вроде «Рошарского словаря»?

БС: У меня есть своя Вики и постоянный редактор. Ее зовут Карен, и она потрясающая. Ее задача состоит в том, чтобы каждый раз, когда я пишу книгу, вносить всю информацию из нее в Вики, чтобы я мог по ссылкам найти все, что написал раньше. Также она сравнивает все вновь написанное с тем, что я уже написал, и говорит: «Нет, в той книге у него голубые глаза» и все такое. Именно она ведет хронологию событий для каждой книги и следит за тем, чтобы я не отводил на какое-то событие слишком много дней и тому подобное. Она чудесная. И эта Вики огромная, просто гигантская. Еще до того как я передал ее Карен, она уже была длиннее «Пути королей», а сейчас… да, еще длиннее. Фанаты пока не могут ее увидеть, потому что там много спойлеров, но надеюсь, что впоследствии мы что-нибудь придумаем.

От чьего лица вам нравится писать больше всего? У вас есть любимый персонаж?

БС: У меня нет любимчиков. Роберт Джордан как-то ответил на этот вопрос: «Мой любимый персонаж тот, про которого я сейчас пишу». И мне нравится этот ответ. Сейчас я пишу от лица Венли для четвертого тома, так что пока мой любимый персонаж — она. Но я стараюсь не заводить любимчиков. Когда я пишу от чьего-то лица, это должна быть самая важная история на данный момент. Каждый персонаж – это сочетание качеств, присущих мне и совершенно чуждых. Сложите все вместе, и получите то, как я пытаюсь исследовать мир глазами персонажа.

Хорошо. Но, может быть, есть персонажи, от лица которых писать легче?

БС: Да, некоторых писать чуть легче. Мне легче писать персонажей, которые хорошо себя понимают. Например, Ясну, которая знает мир и знает, что делает, писать несколько легче, чем кого-то вроде Каладина, который потерял себя…

А легко ли писать Шаллан со всеми ее личностями?

БС: С Шаллан сложнее, потому что в ней уживаются трое разных людей, и это непростая задача. Она видит мир с трех разных точек зрения, это забавно, но сложно писать.

Из второстепенных персонажей мне очень нравится Камень из Четвертого моста. Почему вы сделали его поваром, который не желает сражаться?

БС: Когда я описываю персонажей, мне хочется узнать, кто они, и хочется, чтобы они были немного самостоятельными, имели возможность принимать решения и менять мир вокруг себя. Как писатель я в большей степени планировщик. Мне нравится иметь четкий план. Но если слишком методично ему следовать, план начинает казаться пресным, поэтому я позволяю персонажам расти и становиться теми, кем они хотят. Камень один из таких персонажей, как и Лоупен. Когда я начал их писать, мне пришлось разрешить им быть такими, какими они хотели, а не только такими, какими я их запланировал. И вот он повар, потому что он такой, стал таким, когда я рассказывал его историю. Мне нравится, когда люди не всегда вписываются в собственную культуру, потому что все мы не идеальные представители своей культуры. И поэтому мне очень интересен человек вроде Камня, который отличается от принятых в этом мире представлений о его народе. В идеале у него будет своя повесть, как «Гранетанцор».

Каждый из ваших миров занимает свое место в космере. Значит ли это, что персонажи из разных миров могут встретиться?

БС: Да, могут. Меня спрашивают, не делаю ли я из космера подобие вселенной Марвел, но я смотрю на это иначе. Тут дело больше во взаимодействии различных культур, вот чего я хочу, а не взять этого персонажа из этой книги и вот этого из другой… Но некоторые персонажи будут взаимодействовать в дальнейшем. Моя цель в том, чтобы показать, как эти культуры со временем завоюют космос и будут взаимодействовать в интересной галактике. Вот к чему я хочу прийти в итоге. Так что это больше похоже на вселенную «Звездных войн», чем на Марвел.

Если по «Архиву буресвета» снять фильм, есть у вас любимые актеры для своих персонажей?

БС: С удовольствием увидел бы Дэйва Батисту, он играет Дракса в «Стражах Галактики». У него очень подходящая внешность, я смотрел его интервью и думал: «Это Далинар». Я бы хотел, чтобы он сыграл Далинара. Если вы видели его только в роли Дракса, то не найдете сходства. Но если посмотрите его интервью, он очень интересный человек, мне очень нравится, как он говорит и как выглядит. Так что, думаю, он был бы отличным выбором.

Есть у вас на примете кто-нибудь на роль, например, Шаллан?

БС: На роль Шаллан у меня никого нет. На самом деле я не думаю про актеров, когда пишу своих героев. Это больше как «тот актер мог бы подойти». Мне даже сложно представить многих обитателей Рошара, потому что рошарцы этнически совсем не похожи на землян, так что… В нашем мире маловато рыжих азиатов. Я не представляю, как выглядит наполовину ирландец, наполовину японец — таких актеров немного. А Шаллан у меня в голове именно такая.

Вы хотите, чтобы по этому циклу сняли фильм?

БС: Очень хочу. Я думаю, что снять фильм по «Архиву буресвета» сложно, наверное, лучше подойдет формат сериала. Мне кажется, что из «Рожденного туманом» получится отличный фильм, и я бы хотел его увидеть. Думаю, следующий год станет показательным, потому что готовится к выходу «Колесо времени», идет работа над «Именем ветра», планируются сериалы по «Нарнии» и «Ведьмаку». И если эти проекты станут популярными, то, скорее всего, наши шансы сделать сериал или фильм возрастут, поэтому я очень надеюсь, что все получится. Сейчас у нас всего две удачные адаптации фэнтези: «Игра престолов» и «Властелин колец». Если появятся еще, это поможет.

Где бы вы хотели жить? На Скадриале, обладая умениями алломанта, или на Рошаре со спреном?

БС: Наверное, я бы выбрал Скадриал, у них быстрее появится лапша быстрого приготовления и интернет. Рошару до такого еще далеко. Мне нравится электричество и кондиционеры. Конечно, на Рошаре есть буресвет, что почти то же самое. Для простого обывателя я бы выбрал Скадриал, но если вы пообещаете, что я стану Сияющим рыцарем, то склоняюсь к Рошару. Однако если без суперспособностей, то определенно Скадриал.

И наконец, несколько общих вопросов. Какую книгу вы прочитали последней? Она вам понравилась?

БС: «Правда» Терри Пратчетта. Я обожаю Терри Пратчетта. После нее я взялся за книги моих студентов, надо было с ними закончить, потому что на подходе уже следующая партия. В общем я прочитал много студенческих работ и «Правду».

Любовь к чтению вам привила учительница. Поскольку я тоже учитель, мне это интересно. Что бы вы сказали детям или себе тогдашнему о значении книг и чтения?

БС: Я бы сказал, что книги — как обувь. Не каждая книга подойдет конкретному человеку. И если вам попалась неудобная обувь, вы можете решить: «Мне просто не нравится обувь. Я больше не буду ее носить». Но на самом деле, если вы найдете для себя правильную книгу, она сделает вашу жизнь намного лучше, как удобная пара обуви. Поэтому, даже если до сих пор вам не нравилось читать, вам просто пока не попалась правильная книга. Пробуйте, ищите их, и они изменят вашу жизнь.

И последний вопрос: где вам лучше всего пишется?

БС: Мне нравится устроиться в мягком кресле с ноутбуком, задрав ноги, или за письменным столом. Хорошо включить какую-нибудь классную музыку, что-нибудь эпическое инструментальное, положить в стакан с водой побольше льда и чтобы меня оставили одного. И неплохо, если вид из окна на океан или что-нибудь крутое и величественное.

Вопросы для иллюстратора Айзека Стюарта

Как организована работа над картами? Вы читаете книги и рисуете то, о чем прочитали? Или вам присылают набросок или заготовку?

АС: Мы пробовали по-разному. В самом начале Брендон как-то прислал мне рисунок, который он сам нарисовал на компьютере (БС: просто ужасно!), и этого было достаточно. И после я прочитал книгу и во время чтения делал наброски. Сейчас я читаю книгу и что-нибудь попутно рисую, приношу это Брендону и говорю «Подходит?», и потом мы вместе доводим рисунок до ума. Иногда подгоняем текст под карту. Иногда текст и карту — под то, что у Брендона в голове.

Сколько промежуточных вариантов проходит карта до того, как будет готова окончательно?

АС: Зависит от карты. Некоторые я показываю Брендону, и он говорит «Подходит», некоторые возвращаются ко мне несколько раз, если нам нужно исправить текст или свести воедино концы и подогнать под это карту — тогда работы гораздо больше.

Вы работаете по старинке карандашом? Или только цифровыми средствами?

АС: Мне нравится и то, и другое. Все зависит от того, где я нахожусь. Часто у меня с собой блокнот, и если в голову приходит идея, я ее зарисовываю. Однажды мы сидели на фортепьянном концерте, и я рисовал в блокноте, потому что, если бы вытащил iPad, с ним захотели бы поиграть мои дети. Хотя иногда они хотят поиграть и с моим блокнотом. Но это менее вероятно. В общем, если я рисую что-то в блокноте, то потом сканирую и дорабатываю в цифровом виде. С некоторыми набросками проще в цифре, потому что можно стереть неудачный штрих и, если нужна симметрия, для этого есть специальные инструменты. Но хорошо иметь какие-то материальные штуки, чтобы показать другим идею, и покупать их тоже приятно. Так что блокнот всегда пригодится.

[БС: Когда я впервые его увидел, он что-то рисовал. Мы были в одном из тех ресторанов, где на столе лежат бумага и восковые карандаши, и спешили на выход. Я увидел его и сказал: «Вы классный художник. Хотите что-нибудь нарисовать для моих книг?»]

АС: Было забавно: я рисовал лицо, а он сказал: «Хотите порисовать карты?» А я фэнтезийных карт никогда прежде в свободное время не рисовал. Но я иногда рассказываю, что нашел работу благодаря каракулям. Никогда не думал, что это случится, потому что, еще когда мне было восменадцать и я сидел на уроке химии и выводил всякую всячину на полях тетради, говорил себе, что пора прекращать, никуда это не приведет. Однако в действительности каракули обеспечили меня работой.

Какие карты вам нравится рисовать больше всего?

АС: Я обожаю в картах четкие графические формы. Это не совсем про симметрию, мне нравятся крупные фигуры и что можно их детализировать.

Источник: © www.himmelsblau.org – Franziska Machalitza-Grunert
Перевод: marmax, zhuzh, Anahitta
Для Booktran и группы ВК Брендон Сандерсон / Brandon Sanderson